Отчего Барак Обама может проиграть выборы вице-президента США

Барак Обама

Когда Митт Ромни выиграл у Барака Обамы (который, представляется, просто не выспался в тот день) первый экскурсионный тур президентских дебатов, отечественные СМИ разразились: «похоже, у Белого дома вскоре будет свежий владелец!» Стоило действующему вице-президенту пробудиться и вынудить конкурента-республиканца «плавать» в прецедентах, галдеж поменялся мрачным ворчанием, о том что «всё не так просто». Настойчивость, с которым отечественные корреспонденты стараются внести интригу в североамериканскую президентскую гонку, стоит самого лучшего использования. В то же время Барак Обама и действительно может проиграть переизбрание — и совершенно не из-за того, что слабо играет на предвыборных дебатах.

Выборочные опросы демонстрируют, что Барак Обама смело (как это вероятно в стране, где за прошедшие пару веков предельное число голосов, приобретенное победителем президентских выборов — всего-то 61,1%) занимает первое место среди избирателей, которые в точности последуют на выборы. Борьба идёт за тех, кто колеблется и кому — при том объёме информации о выборах и избрании, которым они владеют на данный момент — в совместном, всё равно. Вряд ли этих «лежебок», как их называют на североамериканском общественно-политическом сленге, уверит направиться на селективный участок речь того либо другого кандидата. В конечном счете, по телеприемнику демонстрируют очень много чего и поинтереснее общественно-политических дебатов.

Чтобы растянуть «лежебок» на селективные отделы, надо зацепить их за здоровое. Оставим в стороне классические для североамериканских выборов вопросы, по которым американцы непонятно почему ещё не пришли к подобному радостному единодушию, как жители России — ну там однополые браки, отмена смертной экзекуции, легализация конопли, вероисповедание в школах и иная нелепость, выступающая в качестве «красной тряпки» для какой-то горстки избирателей. В этих вопросах претендентам от 2-ух конкурирующих партий как правило чунаётся сохранять статус-кво.

И тогда на первый план выходит экономика страны и налогообложение. Одним из главных достижений первого времени Барака Обамы стало обеспечение общей лечебной страховки для американцев. До этого сотни млн человек должны были направляться к медицинским работникам лишь в случае последней потребности — у них просто не было денежных средств на не менее бдительное отношение к собственному состоянию здоровья. Как вы полагаете, сколько голосов накопил бы на отборах в РФ человек, посоветовавший упразднить платформу непременного лечебного страхования? В Соединенных Штатах такой человек есть, и зовут его Митт Ромни, и его девизы о потребности вернуть картину времён Рональда Рейгана, когда благоденствие и обилие «просачивались» снизу вверх, имеют надежную помощь как минимум половины населения. Чтобы было полностью понятно — обратные взгляды в Америке часто означают как «левые» и прекрасно если не «социалистические».

Союзники Барака Обамы, к тому же, говорят, что как раз ставка на «американскую мечту» как на вероятность достичь результата упрямым работой сделала американцев рабами денежных компаний, которые вогнали их, как белок, в колесо кредитования и обучили жить в долг. «Социальная справедливость» до сегодняшнего дня многими американцами воспринимается как конструкция слова «коммунизм», и в резоне не общественно-политическом, а маленьком — как «красная зараза». «Зачем надо переназначение благ через налогообложение? Тот, кто действует, не умрёт с кризису! Если правительство насажало себе на шею нахлебников, пускай не рассчитывает пропитать их на мои налоги!»

Неприятность только в том, что с нападением финансового кризиса в плохом расположении «нахлебников» оказались очень многие работящие белки мельничьего колеса североамериканских денежных компаний. Компании, которые без наблюдения со стороны страны смогли назаключать опасных, однако выгодных контрактов, были перед потребностью уменьшения штатов — а с тех, кого рассчитали, иные компании требовали возобновлять выплаты по займам и ипотеке. А их брали в расчёте на то, что «тот, кто действует, не умрёт с голоду»…

Где был федеральный контроль? Ну, прежде всего, он ослабел потому, что контроль страны над экономикой — это «красная зараза» и слабо; во-вторых, поскольку главы компаний дружили с администрацией вице-президента Джорджа Буша-младшего. Как раз про это орали демонстранты, оккупировавшие Уолл-стрит. Как раз результаты этого бардака разгребает в настоящее время Барак Обама, орут его союзники.

А союзники Митта Ромни полагают, что он делает это, прежде всего, недостаточно быстро (не справился за 4 года с тем, что наворотили предшественники за 8), а во-вторых — ошибочно. «Хватит государству восходить в карман к искренним трудолюбивым американцам разрешите им организовать собственные дела без помощи других!» Эти зёрна могут свалиться в тучную основу, лишь имя ей не «предвыборные представления кандидатов», а «традиционные ценности общества».

Упадок двухтысячных довольно часто сопоставляют с Великой депрессией (из которой, к слову, США также вышла под управлением президента-демократа — знаменитого Франклина Делано Рузвельта и под девизом «более правильного расположения государственных богатств»). Одним из наиболее знаменитых творений о тех гг. является роман «Гроздья гнева», создатель которого, классик североамериканской литературы Джон Стейнбек сообщал, что в Соединенных Штатах никогда в жизни не будет социализма, поскольку даже бедные американцы предпочитают думать себя состоятельными людьми, которые просто чувствуют кратковременные проблемы. 80 лет спустя американцам как и прежде трудно признать, что далеко не каждый из них состоятельный человек и что далеко не всегда социальная справедливость обозначает Октябрьскую переворот.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *